Поглядите на меня: как личный бренд помогает в бизнесе

Технологически продвинутые компании меняют мир, а их фавориты благодаря собственной публичности меняют общество. Как предприниматели и финансисты строят мощные личные бренды и что им это дает, ведает партнер агентства FinBird Александра Сашурина.

Александра Сашурина

Если есть цель, то найдутся и средства. Сиим в летнюю пору Далай-лама записал свой альбом Inner World. По откликам и рецензиям, мелодичные мантры в выполнении духовного фаворита вдохновили почти всех и посодействовали не падать духом в наше сложное время. «Основная цель моей жизни — служить сколько смогу, а музыка может донести мое сообщение до огромного количества людей», — робко увидел исполнитель.

Совладелец компании «Технониколь» Игорь Рыбаков тоже употреблял музыкальный формат для поддержки собственных мыслях. Чтоб собрать средства в эндаумент-фонд Legacy, он снял клип под заглавием «Бабки». В итоге на благотворительные цели было перечислено несколько миллионов рублей. 

Игорь Рыбаков

В общественных коммуникациях члена совета директоров QIWI Сергея Солонина возникла философия жизни без отходов — zero waste. Его семья сортирует мусор и дает на переработку ненадобные вещи. Жена развивает направленное на определенную тематику общество, а бизнесмен в соцсетях делится информацией о том, как это направление эволюционирует в различных странах. Транслируя свои убеждения, он не только лишь пропагандирует безотходное потребление, да и завлекает лояльную аудиторию, разделяющую его ценности. 

«Одна из целей моей общественной деятельности — поиск единомышленников, — гласит сооснователь интернет-холдинга Social Discovery Ventures Дмитрий Волков. — Весьма приятно, когда даже самые сложные и разноплановые мои проекты находят отклик». Волков имеет в виду, к примеру, youtube-сериал на философские темы «Неискусственный ум», в каком он основной герой. А в последующем году в собственном имении в Латвии бизнесмен планирует открыть резиденцию для продвижения мыслях аналитической философии через литературу, науку и искусство. 

Дмитрий Волков

Последовав за большенный мыслью, удается переступить даже собственные ужасы и барьеры. Часто фавориты говорят, что являются интровертами, при всем этом часто выкладывают на YouTube видеоролики и выступают на тысячные аудитории. «Я воспитан в традиции «не высовывай нос и молчи», — признается бизнесмен Оскар Хартманн. — Но почти все миссии, в особенности публичные, невозможны без публичности». 

Его поддерживает Сергей Солонин: «Мне проще гласить с людьми один на один, но в новейшей цифровой действительности это невообразимо. Таковым, как я, рекомендую осознать, что выстраивание личного бренда для полезности бизнесу становится рядовой задачей и сразу вызовом. А с крайними предприниматели управляться могут».

Сергей Солонин

Олдскульный пиар, базирующийся на распространении пресс-релизов, ушел в прошедшее. Сейчас коммуникационные стратегии ориентированы не только лишь на то, чтоб информировать. Необходимо ввязывать и веселить аудиторию, транслируя смыслы. Даже классические СМИ ценят необыкновенную подачу, к примеру пресс-релизы в видеоформате либо с увлекательной инфографикой. Ведь конечные юзеры, следя за блогерами, привыкли к броской картинке и желают зрелищ. 

Крайнее исследование
Trust Barometer консалтинговой компании Edelman указывает, что самыми симпатичными числятся бренды, которые хлопочут о людях и несут социальную цель. К примеру, этику на 1-ое пространство поставили 76% респондентов и лишь 23% предпочли ей экспертность. Не считая того, 92% опрошенных согласились, что главы компаний должны высказываться на принципиальные для общества темы.

То же самое относится к личному бренду управляющего. Логично, что самые удачные фавориты больше не делают ставку только на суровые статьи и интервью в СМИ, а употребляют остальные форматы взаимодействия с аудиторией. Они ведут соцсети, реагируя на важные инфоповоды, и делают вокруг себя PR-истории, достойные пера Джоан Роулинг. 

Не так давно в The Wall Street Journal
подсчитали, сколько твитов публикуют фавориты технологических компаний. На первом месте оказался глава Salesforce Марк Бениофф, а на втором — гендиректор Tesla Илон Маск. 2-ой весьма активен в соцсетях и отвечает даже аккаунтам со 100 фолловерами. Выражения Маска влияют на акции Tesla. К примеру, когда в 2018 году на 1 апреля он пошутил, что компания банкротится, котировки свалились на несколько процентов.

Cилу личного бренда употребляет и глава «ВТБ Private Banking» Дмитрий Брейтенбихер. Энтузиазм к услугам собственного банковского подразделения он поддерживает, а именно, выступлениями в клубе «Что? Где? Когда?», цитированием стихов Маяковского на личной страничке в «Инстаграме», статьями в «Российском пионере», в каких рассуждает о жизни и указывает себя незначительно философом и литератором. 

Дмитрий Брейтенбихер

Оскар Хартманн, используя собственные каналы коммуникаций, сейчас с увлечением ведает о Aktivo — проекте по коллективным инвестициям в коммерческую недвижимость. «Социальные сети — это действенный метод доносить нужные месседжи до широкой аудитории, — считает предприниматель. — Человек в любом городке — небольшом, среднем, большенном — получает ту бизнес-информацию, которая ранее была доступна лишь для избранных». 

Смотреть за соцсетями бизнес-лидеров любопытно к тому же поэтому, что они пишут не только лишь о собственной проф деятельности. «Четыре года вспять я весьма буквально ощутил тренд на изменение коммуникаций меж брендом и аудиторией, — вспоминает Солонин. — Сделалось разумеется, что цифровизация с таковой обезумевшой скоростью ведет к стиранию границ меж людьми. Доверие к бездушным брендам пропадет, а к людям, напротив, укрепится. И оно основывается не на постах с советами, как стать бизнесменом. Доверие может показаться, когда человек очень откровенен и не опасается гласить о личном, семье, переживаниях».

Положив на одну чашу весов издержки на создание личного бренда, а на другую — призы и привилегии, которые он дает, любой сам воспринимает решение, развивать его либо нет. 

Хартманн предупреждает, что поддержание личного бренда — это большая перегрузка и зона риска: «Почти все общественные личности, решив стать открытыми, получили неподъемную порцию хейта и отрицательной оборотной связи, потому в итоге отказались от таковых планов».  

Оскар Хартманн

Одна из самых сложных задач в данном контексте — подобрать индивидуального пресс-секретаря. Солонину подфартило, и он много лет работает со своим PR-менеджером. «Не стоит мыслить, что можно спихнуть все на пресс-секретаря и запамятовать, — тем не наименее уточняет бизнесмен. — Мы много общаемся, набрасываем вероятные полосы позиционирования, разрабатываем контент-планы, я смотрю все тексты и редактирую. Время от времени можем три часа дискуссировать какую-нибудь тему под запись, а позже из нее набирается фактура на месяцы».

Построение личного бренда не будет отымать много энергии, если ваш общественный образ очень приближен к непубличному. Задачку очень упрощает и наличие чувственно вовлеченного менеджера, доверяющего фавориту и кайфующего от собственной работы. «В этом случае он не отстанет от вас до того времени, пока в общественном пространстве вы не станете тем человеком, каким сами желали», — уверен Солонин.

Для финтех-проектов наличие открытого и положительного фаворита в особенности принципиально. Наиболее 60% респондентов, опрошенных Edelman, испытывают опаски из-за резвого развития технологий, а в Англии 83% потребителей
не убеждены в финтех-сервисах и предпочитают им классические банки. В попытках обосновать свою открытость технологическим компаниям приходится прикладывать доп усилия.

Источник: finparty.ru